«Мой племянник погиб, а моих родственников пытались удержать!»

«9 апреля этого года мне позвонила моя сестра из Восточного Казахстана. Она сообщила, что при неизвестных обстоятельствах погиб мой племянник Дмитрий Владимирович Стряпчев, 1976 года рождения, сын нашей родной сестры Анны, скончавшейся в феврале 2009 года.

Дмитрий окончил Алматинский институт энергетики и связи в 2003 году, по специальности инженер-электрик. Был женат на Стряпчевой Ирине, воспитывал с ней двух дочерей – Юлю, 2000 года рождения, и Варвару, 2011 года, проживали в Усть-Каменогорске.

Дмитрий работал в Казахстанской электросетевой компании, которая находится в подчинении зятя Президента Казахстана Тимура Кулибаева. Получал неплохую зарплату, жена работала администратором в физкультурно-оздоровительном комплексе. Вдруг Дмитрий был уволен из числа сотрудников компании, без объяснения причин. Ему просто сказали, что он родственник Храпунова – и этого достаточно.

Мне позвонил человек, в то время работавший директором компании, и сказал, что поступила команда уволить моего племянника с работы и что он ничего поделать не может. В настоящее время этот человек также не работает в компании и вообще выехал за пределы Казахстана. Можно только предположить, что он, прекрасный специалист, был освобожден от занимаемой должности из-за телефонного разговора со мной. Так Дмитрий стал безработным. Его жена Ирина была еще раньше уволена с работы по тем же мотивам, и таким образом семья осталась без средств к существованию.

Дмитрий, чтобы прокормить семью, начал помогать своему отцу, который уже много лет занимается частным предпринимательством. 8 апреля Дмитрий приехал домой, собрался на встречу с каким-то человеком, но обещал прийти домой через час-полтора. Однако он домой не вернулся, его мобильный телефон не отвечал. Жена обзвонила всех родных и знакомых, но все было безуспешно.

А на следующий день ей позвонил охранник гаражного кооператива, который обнаружил в гараже, принадлежащем Дмитрию, его самого без признаков жизни. Перепуганная Ирина поехала в гаражный кооператив. Там уже были сотрудники полиции, которые попросили опознать труп мужа и увезли тело в морг для проведения судебно-медицинской экспертизы по определению причины смерти. На мобильном телефоне Дмитрия было неотправленное СМС-сообщение: «Я хотел сделать только хорошее».

Однако, судя по всему, Дмитрий явно не собирался умирать. У него были планы на будущее. Он должен был встретиться с отцом в субботу, 13 апреля. Кроме того, Дмитрий договорился с директором одной из компаний, что в понедельник, 15 апреля, выйдет на новое место работы.

10 апреля 2013 года Ирине было выдано свидетельство о смерти ее мужа, в котором не указана причина смерти. На все вопросы Ирины ей отвечали, что свидетельство составлено по стандартной форме. Более она ничего добиться не смогла.

11 апреля 2013 года тело Дмитрия предали земле. В мае ему исполнилось бы 37 лет…

В этой истории осталось много вопросов. Прежде всего, почему родным не выдали заключение судебно-медицинской экспертизы? Почему не было заведено уголовное дело по факту гибели Стряпчева Дмитрия Владимировича? Почему не были опрошены лица, с которыми говорил Дмитрий накануне и в день своей гибели? Почему не сделали экспертизу, кто набирал СМС-сообщение – сам Дмитрий или кто-то другой? Почему не была определена личность человека, на встречу с которым ушел Дмитрий? Почему тело погибшего не было обследовано на предмет наличия или отсутствия следов насильственной смерти?

Эти вопросы еще более требуют ответа после того, когда была предпринята попытка по незаконному удержанию в Казахстане близких родственников, приехавших на похороны Дмитрия. На законные вопросы: Почему Вы пытаетесь запретить вылет? По чьей команде Вы пытаетесь провести незаконное удерживание? Никто в аэропорту вразумительного ответа не дал. Представители всех органов, имеющих право, в соответствии с Законом Республики Казахстан, ограничивать перемещение отдельных категорий граждан, дали свои заключения, что они не выставляли ограничений на выезд. Было сказано, чтобы не задавали лишних вопросов. Только благодаря настойчивости адвокатов, удалось как-то урегулировать данную ситуацию.

Власти Казахстана, похоже, надеялись, что я тайно прилечу на похороны своего племянника, и меня удастся задержать. Но более реальной целью был план удержания моих близких родственников, в качестве заложников, а далее – шантаж меня с целью добровольного приезда в Казахстан. Я лично только так могу расценивать все происшедшее.

Виктор ХРАПУНОВ.»

назад