Виктор Храпунов: «Президент Казахстана ведет войну против меня»

Поселившись в Женеве, Виктор Храпунов публикует книгу, в которой выступает против диктатора Назарбаева.

Перевод статьи Viktor Khrapounov: «Le president Kazakh mène une guerre contre moi»

Находящийся в изгнании уже на протяжении 6-ти лет Виктор Храпунов, бывший мэр г. Алма-Ата в Казахстане, поселился в Женеве, где он проживает со своей женой, бизнес-леди с состоянием около 300 млн. франков. Недавно он опубликовал книгу под названием «Назарбаев, Ваш друг диктатор», в которой он повествует о своей судьбе и любви к Казахстану, о своей карьере, которая начиналась с должности аппаратчика, и о немилости после неприятия диктаторского режима, действующего в бывшей союзной республике с 1991 года.

Швейцарским судом было прекращено производство по делу против зятя Назарбаева и его счета были разблокированы. Является ли это поражением для оппозиции президента?
- Нет, я убежден, что однажды система «откатов», реализованная Тимуром Кулибаевым, зятем президента, вскроется. Швейцарский суд не оправдал его, а лишь закрыл дело. В случае возникновения нового факта, производство по делу может быть возобновлено.

Мухтар Аблязов, представитель оппозиции президента, с которым вы находитесь в родственной связи, был заключен под стражу во Франции за хищение денежных средств с использованием служебного положения. Он является жертвой в Ваших глазах?
- Да. После расхищения природных ресурсов страны Назарбаев положил глаз на банки, выгоняя из страны, либо сажая за решетку их владельцев. Однажды он вызвал Аблязова и потребовал, чтобы тот передал ему активы своего банка.
Последний отказался и уже тогда понимал, что будет арестован. В тот же день он улетел в Великобританию, где получил политическое убежище. На следующий день казахстанский спецназ захватил его банк. Для достижения своих целей Назарбаев ангажировал в 2005 году в качестве советника бывшего премьер-министра Великобритании Тони Блэра. Как следствие – судью, принявшего решение об аресте активов Аблязова и о конфискации его паспорта, зовут Вильям Блэр, это брат Тони. Судья, установивший наказание в 22 месяца тюрьмы для Аблязова, Нигель Тир, является родственником Блэров. Нигель Тир и Вильям Блэр вместе посетили в 2005 г. Казахстан, чтобы проконтролировать президентскую кампанию. Что касается запроса Украины об экстрадиции, решение по которому будет вынесено 9 января органами юстиции Франции, то здесь налицо политические мотивы. Так как Париж не имеет договора об экстрадиции с Казахстаном, я вижу в этом доказательство заговора между Украиной и Казахстаном с целью передачи политического противника. В моих глазах – и я говорю это не потому, что теперь его дочь замужем за моим сыном – Аблязов чрезвычайно одаренный финансист. Назарбаеву следовало бы воспользоваться его навыками.

Вы и Ваши родственники являетесь фигурантами по делу об отмывании денег. Где проходит этот процесс?
- Назарбаев использует судебную систему Казахстана для ведения войны со мной. У меня нет и никогда не было счета в Швейцарии. Счет моей жены был заблокирован, и это правда. Мы докажем, что его обвинения в отмывании денег безосновательны.

В своей книге Вы часто упоминаете КНБ, казахстанскую разведслужбу. Почему?
- Каждый житель Казахстана сталкивается в повседневной жизни с КНБ, которая работает на манер восточногерманского «Штази». Видите ли, в Казахстане существуют три оператора мобильной связи, каждый из которых находится в ведении одной из дочерей президента. Это способ иметь доступ к любому разговору. Президент постоянно в курсе, кто говорит и с кем.

Дела с участием граждан Казахстана часто воспринимаются в Женеве как война кланов. Это и Ваша точка зрения?
- Сегодня в Казахстане нет других кланов, кроме клана президента. Также нет войны в Женеве или в Швейцарии. Есть война, которую Назарбаев ведет против меня. Я вышел из системы, которую более не мог терпеть, поскольку я понял, что единственной его целью было получение безграничной, абсолютной власти. В Казахстане все находится под его контролем: экономика, политика, система правосудия – все.

Вы были кандидатом на пост премьер-министра. Если бы Вы были назначены, Вы бы не написали свою книгу?
- В своей книге я рассказываю правду. Я был готов принять пост премьер-министра. Сегодня я являюсь ярко выраженным противником режима Назарбаева. Я был мэром главного города страны, министром, членом Правительства, и, на всех занимаемых мною постах я проводил реформы. Я был управленцем, а не политиком. Когда появлялась проблема, требующая решения, звали меня. В качестве премьер-министра я смог бы улучшить жизнь жителей Казахстана. Сегодня большая часть из них едва имеет средства к существованию, в то время как клан Назарбаева присвоил себе все основные природные богатства страны.

Каков наиболее явный пример такого присвоения?
- Весь газовый и нефтяной сектор является «кормушкой» исключительно для клана Назарбаева. Многочисленные «жемчужины» советской эпохи были задешево проданы разным компаниям, таким как Glencore или Mittal. Назарбаев был замешан в этом и получил свою выгоду.

Вы пишете, что Касым-Жомарт Токаев, бывший директор отделения ООН в Женеве, сыграл роль лоббиста в Швейцарии. В чем заключалась эта роль?
- Касым-Жомарт Токаев основал фонд с целью пиара положительного образа Назарбаева в Швейцарии. Он представил президента как борца за ядерное разоружение. Его дети получили состояние в стране в качестве награды за лояльность. Он был вовлечен в лоббирование с тем, чтобы пресечь «казахгейт», дело, инициированное в Швейцарии после обнаружения на персональных счетах Назарбаева 84 миллионов долларов, перечисленных нефтяными компаниями в качестве взяток. Президент, его дочь, зять и бывший премьер-министр были даже внесены в красный список Интерпола. Я не понимаю, почему перед Назарбаевым до сих пор расстилают красную дорожку. Назарбаев по-прежнему на посту и его власть никогда еще не была настолько сильна.

Преследуемый шпионами в Женеве

Вы говорите об устраненных противниках и о жестоких репрессиях режима. Вы чувствуете себя под угрозой в Женеве?
В декабре меня преследовали люди, которые вели себя как профессионалы в области скрытой слежки, изменявшие внешний вид в течение дня с тем, чтобы не быть замеченными. Я не понимаю, почему народные деньги Казахстана используются для этого. Даже в Швейцарии я не чувствую себя на 100% в безопасности. Я беспомощен, я не могу защитить свою семью. Такую ситуацию трудно принять.

Полагаете ли Вы, что Швейцария отдает приоритет экономическим интересам в отношениях с Казахстаном?
Я не думаю, что 5 или 6 миллионов тонн казахстанской нефти достаточно для того, чтобы повлиять на швейцарскую политику. Или что Казахстан, чей ВВП составляет 230 миллиардов долларов, может оказывать воздействие на политику Швейцарии, Франции, или Великобритании.

Вы подали жалобу о компьютерном шпионаже в Женеве. Было ли начато расследование?
Я подвергался многочисленным кибер-атакам. Я получал письма якобы от родственников, в которых содержались «трояны» для шпионажа за моим компьютером. Сообщения были проанализированы, наличие этих вирусов было подтверждено. Я подал иск о возбуждении уголовного дела. Полицией было начато расследование.

назад