Что может изменить в работе казахстанских СМИ доклад-разоблачение «Кто стоит за Казнетом?»

В сети появился и обсуждается скандальный доклад Муратбека Кетебаева «Кто стоит за Казнетом?». В нем автор раскрывает схемы создания и размещения в казахстанском сегменте интернета материалов, которые дискредитировали оппозиционных деятелей и сочувствующих им журналистов. «Новая газета» – Казахстан» попыталась разобраться, зачем был нужен этот доклад, и что изменится в казахстанской журналистике теперь.

Прямо под новогодние праздники казахстанская журналистика получила сразу несколько сюрпризов, которые сложно назвать приятными.

Во-первых, 24 декабря алма-атинский суд вынес решение об окончательном закрытии журнала «Adam Bol» по иску властей. Управление внутренней политики посчитало, что в августовском интервью редакции журнала с оппозиционером Айдосом Садыковым, который сейчас находится в Киеве, есть признаки пропаганды войны. При этом, как считают представители журнала и сочувствующей ему общественности, суд был ангажированным и закрыл бы «Adam Bol» в любом случае. «Репрессии против нашего издания обусловлены в большей мере атакой против Гульжан Ергалиевой и нашей команды, – уверен редактор издания Мирас Нурмухамбетов. – Нужно было в срочном порядке устранить ее из информационного поля страны перед некими грядущими событиями во внутриполитической жизни». Методы «устранения», к слову, сложно назвать честными: накануне вынесения решения по журналу на Гульжан Ергалиеву было совершено разбойное нападение. Впрочем, ни сама редактор, ни ее коллеги сдаваться не собираются – и на этой неделе уже провели акцию под названием «Прогулка с президентом»: пройдя по Арбату с портретом Нурсултана Назарбаева, журналисты предложили всем, кто заинтересован в сохранении «Adam Bol», поставить свои подписи на обратной стороне портрета. Затем этот портрет (набралось около 40 подписей) был по почте отправлен прямиком в Акорду. Правда, судить, насколько эта акция возымеет эффект, сложно.

Во-вторых, в это же время внезапно был заблокирован сайт ratel.kz. Официальной причины блокировки до сих пор не названо, но, как уверен редактор ресурса Марат Асипов, речь будет идти о технических проблемах провайдера. При этом априори понятно, что на деле причина блокировки в другом. «Блокировка началась после того, как на сайте появилось сообщение о том, что сын Рахата Алиева был назначен на должность в акимат Астаны, – говорит Асипов. – Но вообще у нас все материалы достаточно критичные». Сейчас работа сайта восстановлена, но на деле блокировка продолжается – пользователи могут заходить на сайт напрямую только благодаря стараниям программистов ratel.kz. И этот механизм – блокировка плюс молчание – на самом деле показательный сигнал, уверена учредитель медиагруппы «Республика» Ирина Петрушова. «Это сигнал для тех, кто считает, что с властью можно как-то выстраивать отношения, – говорит Петрушова. – Теперь всем наглядно показали, что нельзя не просто фигу в кармане держать, но и даже думать про нее. На мой взгляд, это закономерный итог давно начатого процесса закручивания гаек на медийном поле. Очень удобно, когда все СМИ и журналисты послушны, знают красные флажки и никогда за них не заступают».

А вот еще одно событие, произошедшее перед теми же новогодними праздниками, профессиональное сообщество раскололо сразу на несколько спорящих между собой лагерей. Речь о докладе «Кто стоит за Казнетом?», который появился в сети в последнюю неделю декабря. И хотя до казахстанского «Уотергейта» публикация вряд ли доведет, нешуточную дискуссию о том, что происходит со СМИ страны, доклад уже спровоцировал.

Кто управляет сетями

«Кто стоит за Казнетом?» представляет собой 115-страничную расшифровку электронной почты нескольких журналистов и – что более важно – известного в Казахстане политолога и публициста Данияра Ашимбаева. Согласно этой переписке, Ашимбаев, сотрудничая с рядом авторов и действуя то ли по заказу, то ли в связке с неким Олегом Борисовым (а также с журналистом Джанибеком Сулеевым), распространяет на сайтах nomad.su, kazworld.info и других подконтрольных ему ресурсах статьи, направленные на дискредитацию несистемной оппозиции Казахстана. К таковым автор исследования относит опального политика и бизнесмена Мухтара Аблязова, бывшего президентского зятя Рахата Алиева, Виктора, Лейлу и Ильяса Храпуновых, редакцию газеты «Республика», а также «других политиков, журналистов и гражданских активистов, которые не только позволяют себе иметь отличную от официальной точку зрения на ситуацию в Казахстане, но и прилагают усилия, чтобы развернуть страну к демократии». Схема работы достаточно проста: если верить переписке, Ашимбаев либо получает некий «заказ» от Олега Борисова (автор доклада считает, что это сотрудник Комитета национальной безопасности, но доказательств этой гипотезы не приводит. – Прим. авт.) на написание статьи в той или иной тональности по отношению к указанным людям, либо сам формирует этот заказ для сотрудничающих с ним журналистов. Кроме того, в содержании писем приведены и полные тексты материалов, выходивших на различных интернет-сайтах и посвященных деятельности оппозиции.

Кроме того, судя по тексту доклада, Ашимбаев и его коллеги также лоббируют интересы президентского зятя Тимура Кулибаева в прессе и организуют пиар-кампании по продвижению тех или иных чиновников или политических партий. Особый интерес вызывают описанные в письмах схемы оплаты статей и проводимых Ашимбаевым и его коллегами мероприятий. Доклад изобилует сканированными квитанциями об оплате, счетами-фактурами – и речь в ряде случаев идет о суммах в несколько миллионов тенге за одно конкретное мероприятие.

В докладе также приведены ссылки на конкретные статьи, размещенные в интернете, в ангажированности которых, по мнению автора, теперь нет никаких сомнений. Примечательно, что это статьи не только на русском, но и на иностранных языках – в том числе английском, французском и немецком. Судя по всему, это могло быть сделано для того, чтобы повлиять на точку зрения гособвинителей по делам Алиева и Аблязова. Это подтверждает и Ирина Петрушова. «Могу привести один очень показательный в этом плане пример: в ходе рассмотрения дела Мухтара Аблязова в Экс-Провансе французский прокурор Соланж Легра просто заваливала судей статьями с сайта kazworld.info, комментируя их так: «Вот, смотрите, что пишут про Аблязова независимые СМИ Казахстана», – заявила Петрушова корреспонденту «Новой» — Казахстан».

Наконец, переписка между Данияром Ашимбаевым и его коллегами гласит, что именно они – авторы статей в «Википедии» про нынешних символов оппозиции. Создатель доклада считает, что «доверять опубликованным на сайте Википедии текстам, во всяком случае, когда речь идет об оппонентах Назарбаева, нельзя в принципе».

Не одно и не маленькое «но»

Публикация доклада в интернете вызвала неоднозначную реакцию среди пользователей того самого Казнета. Прежде всего, возник вопрос, насколько опубликованные в докладе фрагменты переписок подлинные. Спросить автора доклада – юриста Муратбека Кетебаева – не представляется возможным: он находится под арестом в Испании (Кетебаев был объявлен в международный розыск, однако в Европе считался политэмигрантом, так что его задержание в Мадриде вызвало крупный политический скандал во всей Испании). Главный «герой» доклада – политолог Данияр Ашимбаев в беседе с корреспондентом «Новой» – Казахстан» отказался от каких-либо комментариев. Один из тех, кто, судя по докладу, участвовал в написании материалов по заказу Ашимбаева, – журналист Евгений Рахимжанов, написал у себя в Facebook, что «он (Кетебаев. – Прим. авт.) даже близко к этой правде не подобрался, а теперь вообще без шансов». А одна из «жертв» – публицист Сергей Дуванов – написал в статье для портала «Республика», что «архитектоника текстов и логика описываемых событий не оставляют сомнений, что это реальная переписка». В разговоре с корреспондентом «Новой» – Казахстан» Дуванов пояснил, что имеет в виду: «Фальшивка делается по-другому. Там описываются ситуации, которые ни один готовящий фальшивку человек не додумался бы написать». Вместе с тем публицист допускает, что эти куски были вкраплены специально, но сильно сомневается в этом, поскольку слишком хорошо знает стиль тех, чья переписка приведена в докладе.

В конечном итоге многие сходятся во мнении, что раз никаких официальных опровержений не последовало, то это значит, что в докладе приведены реальные фрагменты переписки. «Отрицать то, что написано в докладе, глупо, а признавать – себе дороже. Проще сделать вид, что доклад этот не представляет никакой ценности, а значит, и говорить о нем нет смысла», – объясняет логику происходящего Ирина Петрушова. Да и описанная в докладе ситуация не уникальна. «Это все секрет Полишинеля», – заявил «Новой» – Казахстан» политолог Айдос Сарым. «Нет в этом документе никакой сенсации, – уверен Марат Асипов. – Есть такая штука, как госзаказ. По сути, это все то же самое – только с вариациями».

Понимая это, пользователи казахстанского сегмента интернета задали второй логично напрашивающийся вопрос: а зачем в таком случае этот доклад был опубликован? Ирина Петрушова видит логику автора доклада (Муратбек Кетебаев ее супруг. – Прим. авт.) следующим образом: «Тут есть три момента. Первый, что статьи, порочащие представителей оппозиции, в том числе Мухтара Аблязова, не могут вызывать доверия, так как написаны по заказу либо спецслужб, либо людей, приближенных к власти. Второй – что средства массовой информации, которые публиковали эти статьи, на самом деле не независимые от власти СМИ, как они себя позиционируют. И третий момент, пожалуй, самый важный – влияние власти на медиарынок стало в Казахстане уже чрезмерным и абсолютно недопустимым для страны, которая в глазах западного мира все-таки пытается себя позиционировать демократией». По-другому видит цели авторов доклада редактор журнала «Adam Bol» Мирас Нурмухамбетов: «Если говорить коротко, то основная цель – это подрыв доверия к этому самому Казнету, а точнее, к тем, кто его делает. Ведь там были приведены фамилии, известные не только в журналистских кругах, но и широкому кругу пользователей отечественного сегмента Всемирной сети. Социологические исследования показывают, что интернету казахстанцы доверяют больше, чем телевидению или газетам, а теперь они, по замыслу сценаристов, организовавших слив, должны и вовсе перестать кому-либо доверять».

Политолог Айдос Сарым обращает внимание на контекст, в котором появился доклад, – то есть слушания об экстрадиции Мухтара Аблязова или того же Муратбека Кетебаева: «Задачей этого доклада было показать, что все эти публикации – это гонения на Аблязова со стороны властей. И, скорее всего, этот документ в таком виде отправится в суд. Есть такое понятие – окэшить материал. Если вы принесете в суд просто фрагменты переписок, возникнут вопросы: кто взламывал, зачем, насколько это законно. А так есть опубликованный доклад, и на него можно официально ссылаться».

Взлом этичности

Впрочем, сама форма подачи материала в докладе – взлом и публикация личной переписки персон – это метод, который вызывает вопросы даже у журналистов, формально считающихся оппозиционными. «Об этичности в политике и обслуживающей ее журналистике уже давно говорить не приходится, – сокрушается Мирас Нурмухамбетов из «Adam Bol». – Но опять-таки следует читать «между строк». Как я понял, многие тезисы из этой личной (!) переписки вырваны из контекста. Таким образом можно практически любого журналиста подставить. А если конкретно про «список Ашимбаева», то это никакое не расследование – это то, что не очень хорошо пахнет. Это разоблачение, которое важно для политических игр, а не поиска справедливости и донесения до общества правдивой информации».

Ирина Петрушова также подтверждает, что взлом почты – это как минимум неэтично, но «на войне, как на войне». «Власть очень долго выталкивала оппозицию с легального поля – закрывала оппозиционные газеты, сажала в тюрьмы политиков, выкладывала в интернет «компромат», включая порноролики, на самых активных. В итоге она добилась того, что оппозиция стала использовать те же методы, что и власть», – уверена учредитель медиагруппы «Республика». В то же время Петрушова настаивает на разделении тех, кто взламывал почту, и тех, кто, проанализировав имеющиеся данные, опубликовал самое важное. «Было бы глупо отказываться взять и использовать такие материалы, когда тебе уже принесли их готовыми на блюдечке», – считает она.

В этом смысле интересен ряд персон, с которыми сравнивают Муратбека Кетебаева эксперты. Ирина Петрушова приводит в пример Джулиана Ассанжа и его Wikileaks. А Сергей Дуванов упоминает о другом разоблачителе: «Сноуден тоже добыл свои сведения не самым честным образом. Тем не менее и на Западе, и в Казахстане общественное мнение его одобряет. И связано это с одним моментом. Подло это все выглядит, когда вы лезете в личную почту человека, который не претендует на то, чтобы стать общественным оракулом, не пытается «мочить» оппонентов через свои сайты. А когда вскрывается почта таких людей – это все очень справедливо». Надо отметить, что этот подход не идеальный – от того, что человек может быть нечистоплотен в своих помыслах, его почта не перестает быть личной, а публикация писем, полученных путем взлома, это еще и уголовное преступление. Правда, проблема в том, что в современных казахстанских реалиях этичные методы журналистских расследований стали практически нереальны.

Скандал для своих

Примечателен тот факт, что публикация доклада вызвала ажиотаж совершенно не такой, как вызвали разоблачения Сноудена или Ассанжа, даже с поправкой на масштаб происходящего. Это не очень удивительно – доклад был опубликован в очень неудобное время, прямо перед праздниками, когда всем не до разоблачений.

Правда, документ «Кто стоит за Казнетом?» породил другую дискуссию – более примечательную. Речь идет о том, как в современных условиях, когда власть выставила для журналистов «красные флажки», работать не за звонкую монету, а исходя из собственных убеждений. Сергей Дуванов в своей статье «Работа на заказ или про концепцию журналистской продажности» утверждает, что на игле госзаказа сидят очень многие СМИ в стране – в том числе и оппозиционные. И самый лучший вариант для любого журналиста – работать честно в поле дозволенного, надеясь, что рано или поздно репутация обязательно пригодится. Но в разговоре с корреспондентом «Новой» –Казахстан» Дуванов заметил, что для того, чтобы журналистика начала перестраиваться в лучшую сторону, понадобится лет 15 – 20 после смены власти в стране.

С тем, как государственные деньги влияют на мировоззрение казахстанских журналистов и может ли издание в Казахстане жить без госзаказа, «Новая газета» – Казахстан» планирует познакомить читателей в ближайших выпусках.

Источник: www.NovGaz.com

назад