Телеящик Пандоры–Назарбаевой.

Кто лишил Казахстан собственного информационного пространства и к чему это приведет?

«Следующая остановка – среднеазиатский федеральный округ» – под таким тематическим заголовком на «Дожде» обсуждали выступление президента Казахстана – Нурсултана Назарбаева – в университете им. Ломоносова. Собственно сама фраза «среднеазиатский федеральный округ» принадлежит одиозному политику В. Жириновскому, а в эфире «Дождя» говорили о том, зачем Россия и Казахстан объединяются в Евразийский союз, возможны ли «зеленые человечки» в СКО, и отметили тот факт, что Казахстан уже часть Российского информационного пространства. Последняя фраза, на мой взгляд, ключевая для сегодняшнего дня и заслуживает отдельного внимания.

Большинство граждан Казахстана владеют русским языком и смотрят российское телевидение. Не будем пускаться в рассуждения о том, какое оно – пропагандистское или патриотическое – на этот вопрос каждый смотрящий отвечает сегодня сам для себя, исходя из собственных политических взглядов и вкусовых предпочтений. Давайте зададимся вопросами: Почему за 23 года независимости в Казахстане не сложилось собственное информационное пространство? Были ли к этому предпосылки? И наконец, какие последствия может иметь привычка целого государства потреблять информационный продукт другого государства?

В конце восьмидесятых, с дипломом экономиста я пришла работать на Казгостелерадио в качестве ассистента режиссера. Что представляло из себя на тот момент Казгостелерадио? Это была огромная структура – 6000 работников, плюс развитая региональная сеть: 18 областных телекомпаний, 3 городских и 70 районных редакций. Минусы – устаревшее оборудование, маленькие зарплаты сотрудников, дотационное финансирование – Казгостелерадио съедало 10% республиканского бюджета. В таком состоянии оно досталось ставшему независимым Казахстану.

В первые годы независимости до Гостелерадио у власти, что называется, не доходили руки. Это был период свободы слова и волюнтаризма с сильным  привкусом анархии. Казахское вещание возглавлял авторитет, писатель Шерхан Муртаз. Надо отметить, что оно было совсем не про-Назарбаевское. Российское вещание тоже было очень ершистым. В то же время, не было какой-то общей телевизионной концепции: кто-то просто зарабатывал деньги на рекламе и клал их себе в карман, кто-то реализовывал собственное творческое виденье в меру сил и способностей.

В 91-м году я основала и запустила в эфир собственную телекомпанию – «ТАН». В качестве руководителя «ТАНа», в 93-м году, я оказываюсь на встречи Нурсултана Назарбаева с журналистами. На этой пресс-конференции я задала президенту один вопрос, который дальше сильно изменил мою жизнь. Меня интересовал вопрос распределения частот и то, как это будет законодательно оформлено. Нурсултан Назарбаев не был готов к ответу, потому что на тот момент ничего не знал о телевизионной специфике. Назарбаев попросил меня остаться. После пресс-конференции  я рассказала о том, что поскольку уходят российские военные, то высвобождаются дополнительные частоты, которые было бы хорошо и правильно использовать для развития казахстанского телерадиовещания. Он меня выслушал и попросил все изложить письменно.

В итоге, в аппарат президента Назарбаева от меня поступил проект реформирования Казгостелерадио и создания на его базе Общественного телевидения, основанный на бюджетном и внебюджетном финансировании. В апреле 94-го,  Нурсултан Назарбаев своим указом назначил меня Президентом «Корпорации Телевидения и радиовещания Республики Казахстан» с правами министра. С группой единомышленников мы занимались детальной разработкой проекта и соответствующих законодательных актов. В этот же период в Казахстане была юридически зарегистрирована первая корпорация – «Республиканская корпорация «Телевидения и радио Казахстана». Это позволяло перевести дотационное Гостелерадио рупор власти на новые рельсы демократии и рыночной экономики.

Оставалось три месяца до отправки законопроекта в парламент Казахстана. Надо отметить, что проект делал Общественное телевидение независимым от исполнительной власти и финансово самостоятельным. Предполагалось, что содержать его за счет налоговых отчислений будут сами граждане, по тому же принципу, как это работает во всех западных странах, где такое телевидение есть. Обязательства общественного телевидения регулировались  законом об общественном договоре.

Однако, до парламента наша инициатива так и не дошла. На пути встала старшая дочь президента – Дарига Назарбаева. Главной страстью Дариги Нурсултановны в тот период были деньги. Это позже она вошла во вкус и поняла, что с помощью телевидения можно еще и манипулировать общественным мнением. А тогда, в личных разговорах она любила повторять: «Папа не понимает. Тянет всех подряд, и только мы, его дети, остаемся не удел. Только мы не зарабатываем».

И так, в 95-м году проект по созданию общественного телевидения был приостановлен, «Республиканскую корпорацию «Телевидение и радио Казахстана» долго мурыжили и прогоняли через многочисленные преобразования. Итогом стало преобразование в 98-м РГП «Хабар» в ЗАО «Хабар». Так Дарига Назарбаева наконец стала «директором телевидения». При этом разработанная нами корпоративная форма управления осталась. Также за телерадио комплексом «Хабар» остались бюджетные и внебюджетные схемы финансирования. Т.е. будучи частной телекомпанией, ЗАО «Хабар» был основан на технической базе «Казгостелерадио» и, в придачу к доходам с рекламы, получал деньги из государственного бюджета. Что называется, почувствуйте коррупционный масштаб!

Дальнейшая история более-менее всем известна. В эфире телеканала «Хабар» показывали то, что журналисты метко обозначили одной фразой – «хабаризация всей страны». Был период, когда телеканал отражал политические и финансовые амбиции Дариги Назарбаевой, потом интересы партии старшей дочери – «Асар» и ее оперное пение. Попутно медиа-холдинг обрастал все новыми и новыми ресурсами.

После публикаций схем приватизации и финансирования ЗАО «Хабар», экс-министром информации Алтынбеком Сарсенбаевым, Назарбаев принял решение отобрать у старшей дочери медийный ресурс. В семье назревал скандал, который закончился разрывом отношений со старшим зятем Рахатом Алиевым. За 100 миллионов долларов бюджетных денег Назарбаев заставил старшую дочь продать медиа-холдинг и поставил свою подпись на документах по формлению сделки. В феврале 2006го Алтынбек Сарсенбаев был показетельно убит. Дальше в этой истории многое осталось не ясным. Кто убил Алтынбека Сарсенбаева? Кто в итоге стал владельцем республиканского телерадиовещания? Выкуплена ли у Дариги Назарбаевой полностью материально-техническая база телеканала вместе с дорогостоящими зданиями в центре Алматы и регионах, или за миллионы приобретен только бренд «Хабар»?

Сегодня контент телеканала «Хабар» и остальных, включенных в холдинг средств массовой информации, остается верен генеральной линии – это прежде всего защита финансовых и политических интересов семьи Назарбаевых. Интересы зрителей и, собственно, граждан Казахстана,  оказались неучтены. О них совсем позабыли в пылу цензуры и желания выдать мнимые достижения за действительные, а иллюзию – за реальность. Из профессии были выдавлены яркие журналисты и талантливые режиссеры.

Момент истины наступил сегодня, когда Кремль ведет последовательную, в том числе, информационную войну против Украины. Когда Жириновский открыто говорит о «среднеазиатском федеральном округе».  Все отчетливее становится ясно, что в этом новом геополитическом раскладе казахстанцам в целом, и казахам в частности, отводится роль этноса, населяющего Евразийский союз. И здесь было бы кстати иметь информационное пространство, которое бы обеспечивало национальный, а в случае с Казахстаном, многонациональный диалог. Такая площадка необходима для органичного существования любого государства. Она, в том числе, создает связь между обществом и властью, через институт свободной прессы. Ни будь семья президента Назарбаева столь алчной,  Общественное телевидение, организованное на базе Казгостелерадио как союз региональных теле- и радио – станций, вполне соответствовало бы такой задаче. Так швейцарское общественное телевидение показывает жизнь своих 26-ти кантонов, говорящих на пяти языках.

Но сегодня Ящик Пандоры открылся и теле-ящик Назарбаевых обнаружил свою полную несостоятельность. По нему слишком долго лгали, его слишком долго использовали для борьбы с неугодными в интересах одной семьи, которая подменила собой государство. Их стараниями нация все ближе подходит к черте за которой заканчивается независимость и начинается этнос в составе «среднеазиатского федерального округа».

http://tvrain.ru/articles/
http://old.internews.kz/rus/bulletin/117/page01.htm
http://old.internews.kz/rus/bulletin/116/index.htm
http://old.internews.kz/rus/bulletin/115/page01.htm
http://www.newsru.com/russia/26feb2014/zhirinovsky.html
http://evrazia.org/article/2138

Наша сила в силе мысли, в силе правды, в силе слова.

назад