ОПРИЧНИКИ НУРСУЛТАНА НАЗАРБАЕВА

Агентство по борьбе с коррупцией – репрессивная машина на страже интересов главного коррупционера Казахстана.
(Часть I)

Для этой статьи я скрупулезно собирала факты, с которыми предлагаю внимательно ознакомиться читателю. На мой взгляд, от казахстанского общества ускользает важная информация о том, что  с 2005-го года в Казахстане создана структура, которая может «взять за руку и посадить в тюрьму любого».  Агентство по борьбе с коррупционной и экономической преступностью, которое было создано на базе финпола и подчиняется лично Нурсултану Назарбаеву. Его сотрудники имеют широкие полномочия и специальные льготы. Все громкие дела последних десяти лет, от «дела Аблязова» до «дела Досмухамедова», были инициированы этим Агентством. На счету ведомства тысячи переломанных судеб. Этот репрессивный аппарат под видом борьбы с коррупцией с одной стороны сажает неугодных, с другой стороны -подбивает отчетность.

История создания
На официальном сайте в разделе «об Агентстве» – «История», можно проследить как из налогового органа была взращена репрессивная структура под личным управлением Нурсултана Назарбаева.

Начать, пожалуй, следует с 97-го года, когда «указом президента в Казахстане  был утвержден новый уголовно-процессуальный кодекс, который регламентировал статус налоговой полиции. Согласно этому документу налоговая полиция получала «право производства предварительного следствия по делам так называемой исключительной налоговой подследственности». Это важная информация, потому что далее статус организации и ее полномочия будут меняться, и к середине двухтысячных агентство уже сможет:

- подвергать приводу лиц, уклоняющихся от явки по вызову;
- изымать или производить выемку документов, товаров, предметов или иного имущества;
- использовать соответствующие изоляторы временного содержания;
- создавать и использовать информационные системы;
… и это лишь неполный перечень супер-полномочий из списка «Основные функции и права Агентства», утвержденных Указом № 1557, за подписью Н. Назарбаева.

А пока, 2001-ый год, Нурсултан Назарбаев упраздняет Комитет налоговой полиции и создает Агентство финансовой полиции, т.е. после политического кризиса и разгрома общественного движения «Демократический выбор Казахстана», в том же, 2001-м году. Далее, с 2001-го по 2004-ый год, президент Казахстана плотно занимается созданием своей структуры. В этот период указы главы государства сыплются как из рога изобилия. Вперемешку с получением особых льгот и пенсий, финполовцы получают знамя, герб и даже клятву сотрудников, как указано на сайте агентства, написанную лично президентом Назарбаевым.

В декабре 2005-го Нурсултан Назарбаев побеждает на президентских выборах с рекордным процентном – 91,5%, а уже в феврале подписывает указ №1521 «о преобразовании Агентства Республики Казахстан по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовой полиции) в государственный орган, непосредственного подчиненный и подотчетный Президенту Республики Казахстан».

С этого периода времени расклад сил в силовых структурах Казахстана начинает меняться. Всем ведомствам от КНБ и МВД до налоговых департаментов предписано оказывать содействие Агентству. Люди в синей форме на особом положении. В штате чуть меньше 4000 человек. Первый председатель агентства, покойный Сарыбай Калмурзаев, второй – Кайрат Кожамжаров, а с 2012 года – бывший генеральный прокурор РК – Рашид Тусупбеков.

Мнимая борьба
Зададимся вопросом – что происходит с коррупцией в Казахстане в течение почти 10 лет существования Агентства по борьбе с ней? Согласно данным ежегодных отчетов фонда Transparency International уровень коррупции в Казахстане стабильно растет.  В 2005 году страна занимала 107 место в ежегодном  рейтинге, а к 2014 Казахстан скатился  уже на 140 место. (шкала рейтинга: от 1 – страны с нулевым уровнем коррупции, до 170 – с баллом 10 и выше).

Индексы коррупции в Казахстане говорят одно, а доклады Агентства совсем другое. Вот пример из доклада «Стратегический план по борьбе с коррупцией на 2009 – 2011 годы»: …выросло количество уголовных дел о коррупционных преступлениях, рассматриваемых судами. Если за 2006 год судами было рассмотрено 63,8% дел о коррупции от числа возбужденных, то в 2007 году эта цифра составила 84,5%. Данная статистика показывает, что органами финансовой полиции проводится целенаправленная работа по обеспечению неотвратимости наказания. Т.е. работа как бы проводится, люди сидят в тюрьмах, а результатов победы над коррупцией как не было, так и нет. Возникает закономерный вопрос – почему?

Прежде всего, коррупционные нарушения должны быть подтверждены фактами финансовых нарушений. За этим следит Налоговый комитет, подчиняющийся министерству финансов. Если я занимаюсь частным бизнесом, я также имею свои права и свободы, которые защищены Законом об инвестициях, о частном бизнесе и т.д. Меня проверяют налоговые органы, я ежегодно сдаю отчеты, заполняю декларации. В работе Агентства РК по борьбе с коррупцией эта часть совершенно вытеснена. Они действуют по другой схеме. Сначала они обвиняют, а потом начинают взаимодействовать с финансовым надзором по поиску деталей.

Могу поделиться личным примером. В случае с обвинением нашей семьи Агентство не имело в виду никакой финансовой или налоговой отчетности. До 2011 года налоговый комитет никаких претензий к нам не имел. А в 2011 дело против нас инициирует именно Агентство. Как это было сделано? Сначала был сделан вброс информации, в структуре агентства есть целый информационно-аналитический департамент, который как раз фабрикует эти вбросы. На сайтах-компроматах появился список имущества, который якобы принадлежит семье экс-акима Алматы Храпунова.  В этот список вписали все подряд, имущество которое было частью бизнеса проданного десять лет назад, или, «гаражи» , которые, на самом деле, были парковочными местами, примыкающими к зданию офиса. По такому же принципу  Мухтару Аблязову был приписан в личную собственность 9-ти этажный дом, находящийся на балансе банка, т.е. якобы все квартиры этого дома принадлежали ему лично. Главная задача этих вбросов, оболгать и сформировать злодейский имидж. Никакой связи с реальностью они не имеют.

Затем, по этим сфабрикованным информационным атакам Агентство начинает расследование. Сначала они обвиняют, а потом начинают взаимодействовать с финансовым надзором по поиску деталей. Так ведется работа в отношении тех, против кого от главы государства поступила команда – «фас!»

Еще хуже дела обстоят на том уровне, где Агентство по борьбе с коррупцией просто подбивает отчетность. Там дела возбуждаются тысячами. Ловят на мелких взятках, пишут красивые рапорты, приводят цифры. При этом обвинить в получении взятки теперь могут без фиксирования момента и без вещественных доказательств, по сообщению третьего лица, которое находится под защитой следствия, и даже не будет присутствовать на процессе. Фамилия его будет скрыта и он еще получит за это вознаграждение.

Вам это не напоминает суды «тройки» образца 37-го года?

(Во второй части этого материала, будет изложен анализ, где промышляют крупные коррупционеры Казахстана и почему их никто не ловит. Для справки:  Организация «Транспаренси Интернэшнл» подчеркивает, что компания «КазМунайГаз» «раскрывает относительно мало данных по своим платежам с доходов и антикоррупционным программам», в связи с чем эта компания отнесена к средней группе по прозрачности доходов).

Продолжение следует.
*текст составлен под редакцией пресс-секретаря

http://www.transparency.org/country
http://www.transparencykazakhstan.org/UserFiles/ivk2005.pdf
www.economy.kz/sgp/2030/startpla.doc
http://finpol.gov.kz/rus/about/history/
http://auto.zakon.kz/top_news/4583502-andrejj-lukin-prioritet-finpolicii.html

Наша сила в силе мысли, в силе правды, в силе слова.

назад