Новое наступление Казахстана на клан Храпуновых

Потерпев неудачу в попытке оказать давление на Берн, казахстанские правоохранительные органы меняют тактику в стремлении поймать Виктора Храпунова, обвиняемого в хищении государственных денежных средств. Новая стратегия, целью которой является оказание «максимального давления», была разработана в Москве.

Перевод статьи: Nouvelle offensive kazakhe contre le clan Khrapunov

Казахстан не упустит свою добычу. После того, как для оказания давления в Швейцарии был нанят лоббист Томас Борер, казахстанский режим изменил тактику, цель которой – поймать Виктора Храпунова, опального министра, проживающего в изгнании в Женеве и обвиняемого в в хищении государственных денежных средств.

Как явствует из документа, который удалось получить газете Le Temps, в ходе совещаний, организованных в Москве в феврале 2015 г., официальные лица Казахстана и их швейцарские адвокаты разработали стратегию, цель которой – «оказать максимальное давление» и «скомпрометировать репутацию» лиц, входящих в окружение бывшего высокопоставленного чиновника.

Это новое наступление, которое осуществляется за рамками уголовных дел, открытых в Казахстане и в Швейцарии в отношении Храпуновых, в частности, подразумевает подачу в Женеве целого ряда ходатайств о привлечении к ответственности и возбуждении преследований в отношении членов семьи Храпуновых и их близких, каждый из которых в декабре прошлого года получил судебное предписание на оплату задолженности в размере… 286,5 миллионов франков, а также процентов по ней в размере 5%, начиная с 1-го января 2000 г. Основанием долгового требования, на которое ссылаются авторы ходатайства, является «Возможное участие Виктора Храпунова [и его семьи] [...] в хищении государственных денежных средств с целью его/их личного обогащения [...] на сумму, оцениваемую [...] в 300 миллионов долларов».

Сегодня по одному из этих ходатайств о возбуждении преследований, адресованному самому младшему сыну семьи Храпуновых, Даниэлю, и поданному женевским адвокатом Кристофом Эмоне от имени казахстанского города Алматы, возбуждено уголовное дело по обвинению в «клевете» и в «попытке принуждения». Журналистам газеты Le Temps также удалось ознакомиться с исковым заявлением по этому делу. Даниэл Храпунов, интересы которого представляет женевский адвокат Шарль Понсе, указывает, что «на дату так называемого срока востребования платежа по кредиторской задолженности,  то есть в январе 2000 г.», ему было… три года. – Возраст, в котором ему было невозможно оказаться виновным в чем бы то ни было.

Виктор Храпунов, бывший мэр Алматы, прибыл в Швейцарию в 2007 г. со своей супругой Лейлой и их сыном Даниэлем; они воссоединились со своими старшими детьми, Эльвирой и Илиясом. Казахстанские правоохранительные органы обвиняют членов клана в том, что, пользуясь официальными должностями, занимаемыми Виктором Храпуновым, они похищали и отмывали государственные средства в размере сотен миллионов. Члены семьи целиком и полностью отвергают все эти обвинения, считая, что они подвергаются преследованиям как политические противники президента Казахстана Назарбаева.

Удовлетворив ходатайство об оказании судебной взаимопомощи, направленное Казахстаном, в 2012 г. женевская прокуратура возбудила в Швейцарии уголовное дело по обвинению в отмывании денег. В рамках данного дела показания Храпуновых как «лиц, вызванных для предоставления информации» были заслушаны в Женеве, в том числе и казахстанскими следователями. На сегодняшний день они не были взяты под стражу.

Согласно информации, обнародованной газетой Le Temps в октябре 2014 г., казахстанский режим ранее уже обращался к лоббисту и бывшему послу Швейцарии Томасу Бореру с тем, чтобы добиться экстрадиции Виктора Храпунова. В июне 2014 г. Швейцария отказала в этой экстрадиции. Располагая обширной сетью контактов, Томас Борер с помощью цюрихской адвокатской конторы Homburger организовал подачу в Берне «дружественными» депутатами парламентского запроса и заявил казахстанской стороне о том, что он готов лично связаться с главой отдела по экстрадициям при Федеральном ведомстве юстиции.

Эта операция, давшая толчок делу Кристы Марквальдер (депутата Либерально-радикальной партии, обвиненной в том, что она позволила манипулировать собой представителям Казахстана), пролила нелицеприятный свет на методы лоббистов, действующих на территории Швейцарии от имени и в интересах зарубежных стран.

Согласно протоколам совещаний, организованных 27 и 28 февраля прошлого года в Москве, казахстанские правоохранительные органы изменили стратегию, но не цель. Этот десятистраничный документ на русском языке с переводом на французский, прилагаемый к исковому заявлению, поданному Даниэлем Храпуновым (точность которого газета Le Temps проверила), весьма красноречив.

Прежде всего, лица, участвующие в этих совещаниях, в числе которых двое представителей казахстанского правосудия, Бальц Гросс из адвокатской конторы Homburger и Кристов Эмоне, констатируют, что работа, проделанная Томасом Борером, оказалась контрпродуктивной. « […] К. Эмоне сообщил участникам совещания о действиях, предпринятых частным советником Томасом Борером, и об их негативных последствиях», – гласит текст. Далее в документе уточняется, что вмешательство лоббиста «вызвало отрицательный резонанс в швейцарском сообществе».

Особое внимание в протоколе уделяется новой тактике: «Оказывать максимальное давление на граждан Швейцарии, являющихся собщниками организованной преступной группировки Храпуновых, с целью принудить их сотрудничать со следствием». Ходатайства о возбуждении преследований, направленные Храпуновым и их окружению, и являются осуществлением подобного давления.

В своем исковом заявлении Даниэл Храпунов утверждает, что он получил этот протокол от одного местного адвоката, один из клиентов которого, в свою очередь, получил его от некоего иностранного журналиста. Он указывает, что сам просил выполнить его перевод. Журналистам Le Temps не удалось проследить происхождение этого документа и установить личность его автора. Однако, согласно имеющейся у нас информации, эти совещания в феврале 2015 г. действительно имели место. Поскольку компьютерная сеть казахстанских правоохранительных органов уже подвергалась широкомасштабной хакерской атаке, возможно, что данный документ также был получен в результате хакерского взлома казахстанского сервера.

Отвечая на вопросы о своем участии в московских встречах в феврале 2015 г., Кристоф Эмоне заявил, что у него «нет никаких комментариев по данному поводу». Что же касается цюрихского адвоката Бальца Гросса, он не ответил на наши запросы. В свою очередь Шарль Понсе сообщил, что он «отказывается делать какие-либо заявления по поводу текущего судебного разбирательства».

Марк Комина, официальный представитель семьи Храпуновых, с которым мы также связались, был более любезен: «Мы полагали, что казахстанская диктатура, дважды потерпевшая сокрушительное поражение в делах Борера и Марквальдер, прекратит преследовать семью Храпуновых. Однако с помощью новых швейцарских союзников она продолжает стараться заставить их замолчать, тем самым только укрепляя их решимость изобличать этот ужасающий режим».

Протокол совещаний 27 и 28 февраля 2015 г., прилагаемый к исковому заявлению Даниэля Храпунова


Сага Храпуновых в пяти датах

2007  Виктор Храпунов, бывший мэр Алматы, его супруга Лейла и их сын Даниэл переезжают в Швейцарию. Они воссоединяются со своими старшими детьми, Эльвирой и Илиясом.

2011  Казахстанские правоохранительные органы, обвиняющие семью Храпуновых в хищении и отмывании денежных средств, направляют в женевскую прокуратуру ходатайство об оказании судебной помощи.

2012  Женевская прокуратура возбуждает в Швейцарии дело в отношении Храпуновых по обвинению в отмывании денег.

2014 Швейцария отказывает в экстрадиции Виктора Храпунова в Казахстан. Лоббист Томас Борер безуспешно пытается оказать давление на Берн с целью добиться экстрадиции.

2015  В декабре Даниэл Храпунов и многие лица из окружения семьи получают судебные предписания на оплату задолженности в размере 286,5 миллионов франков.

 

Источник: LeTemps.ch

назад