«Назарбаев – это неудавшийся классический диктатор»

Нурсултан Назарбаев железной  рукой управляет Казахстаном в течение более чем двадцати лет. (Reuters)

Игорь Винявский, руководитель независимой  газеты, был арестован в январе, затем отпущен на свободу. Он выступает с  разоблачениями самодержавного и жестокого режима своей страны.

16 декабря прошлого года,  после многомесячной забастовки рабочих-нефтяников, в городе Жанаозен на западе  Казахстана возникли массовые беспорядки, и полиция открыла огонь на поражение. В  результате по меньшей мере 15 демонстрантов погибли, десятки людей были арестованы. Эти события пролили новый свет на происходящее в Казахстане и на казахстанские власти. Соблюдая видимость демократии, президент Нурсултан Назарбаев железной рукой правит страной, средства массовой страны вынуждены хранить молчание, а членов оппозиции старательно держат в стороне от происходящего.

Игорь Винявский, стоящий во главе независимого еженедельного издания «Взгляд» (которым отныне руководит он из-за границы по скайпу) был арестован 23 января по обвинению в «призыве к насильственному свержению или изменению государственного строя». Его вина заключалась в том, что он освещал социальный конфликт, интересовался условиями заключения арестованных участников беспорядков и судьбой, уготованной для них органами правосудия. 15 марта он был освобожден, мы встретились и побеседовали с ним в Женеве.

Le Temps: Известно ли Вам, почему 23 января Вы были арестованы?

Игорь Винявский: Наш журнал освещал забастовки работников нефтяных компаний в Жанаозене с мая 2011 г. После кровопролитных репрессий и введения чрезвычайного положения мы говорили о произволе, допущенном при арестах. Мы сообщали о том, что полиция прибегла к насилию, унижениям, избиениям и даже изнасилованиям с целью вырвать у людей признание об их участиях в беспорядках. Например, один мужчина был арестован и подвергся избиению, его заставили сделать признание, тогда как в тот день, когда произошли убийства, его даже не было в Жанаозене! Над ним издевались пять дней, вскоре после этого он скончался от внутреннего кровотечения.

– Как именно проходил Ваш арест?

– 23 января в 19.30 в редакцию явились сотрудники КНБ [в прошлом - КГБ]. Они показали ордер и конфисковали все, что смогли: компьютеры, документы и пр. В 23.30 они потребовали, чтобы я поехал с ними. Одновременно с этим шесть сотрудников КНБ производили обыск у меня дома, на глазах у моей жены и детей. Все это странным образом напоминало сталинские репрессии 1937-го года.

– Вам грозило тюремное заключение сроком в семь лет, почему же Вас освободили?

– Благодаря усилиям независимой казахской прессы была развернута кампания в мою поддержку, подхваченная за рубежом. Меня освободили в тот день, когда Европейский парламент принял резолюцию о Казахстане; три пункта этой резолюции непосредственно касались меня. Мое освобождение стало политической уступкой режима в ответ на давление со стороны европейских организаций.

– Как Вы могли бы охарактеризовать режим Нурсултана Назарбаева?

– Это неудавшийся классический диктатор, вступивший в период упадка, как в свое время Брежнев. Назарбаеву бы очень хотелось стать кем-то вроде Каддафи в начальный период его правления! Но геополитическая и экономическая ситуация в Казахстане подтолкнули его к созданию якобы демократического режима, в котором в ходу двойные стандарты. Официально существует двухпалатная парламентская система, депутаты избираются
на голосовании. На деле же все списки кандидатов предварительно одобряются президентской администрацией; парламент целиком подчиняется президенту. Все министры, генеральный прокурор, все судьи страны, убернаторы областей и мэры городов назначаются на свои посты президентом.

– В результате парламентских выборов 15 января в состав Парламента вошли две новых партии. Предвещает ли это большую открытость?

– Нет, это всего лишь дымовая завеса. Партии, о которых Вы говорите, – не более чем марионетки. Они вошли в состав парламента, получив на это соответствующее одобрение, в отличие от оппозиционной партии Алга, которая в течение шести лет тщетно пытается получить регистрацию. С момента провозглашения независимости в 1991 г. ни одни выборы не были проведены честно, в обстановке гласности.

– В конце мая на Экономический форум в Астане приехали такие гости из Западной Европы, как Тони Блэр или Романо Проди. Способствует ли это упрочению имиджа страны, приданию режиму
законной силы?

– Без всякого сомнения. Тони Блэр как раз и был привлечен к сотрудничеству с целью улучшения имиджа Назарбаева. Создание и продвижение его положительного имиджа является делом государственной важности, на эту работу тратятся многие миллионы долларов. Но это никого не обманывает, – ни в Европе, ни в США.

– Касым-Жомарт Токаев, представитель Казахстана, является директором отделения ООН в Женеве. А год назад Казахстан был страной-председателем ОБСЕ. Служит ли это интересам президента?

– Я не знаю, какое именно влияние на имидж оказало назначение Токаева. Что же касается ОБСЕ, – это не улучшило позиции Казахстана. Скорее можно сказать, что эта организация совершенно себя дискредитировала: Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе возглавила страна, нарушающая права человека, преследующая оппозицию и стреляющая в своих собственных граждан…

– Зять Назарбаева Тимур Кулибаев, обосновавшийся в Женеве, находится под следствием швейцарской прокуратуры по обвинениям в отмывании денег, часть его активов была заблокирована. Можно ли сказать, что Швейцария остается убежищем для казахских богачей?

– Да. Мы сейчас работаем над созданием международного агентства расследований, которое позволит обнаружить активы коррумпированных казахских чиновников за рубежом. Необходимо вернуть народу украденные у него деньги. Что же касается следствия, о котором Вы говорите, – я был среди тех, кто поставил свою подпись под обращением в прокуратуру Швейцарии с ходатайством об открытии этого дела. Надеюсь, оно будет доведено до
конца. Возможно, что с юридической точки зрения следствие ни к чему не приведет, так как Назарбаеву уже удалось замять расследование, непосредственно касавшееся его самого в рамках дела «Казахгейт». Тем не менее, это дело может нанести серьезный удар по его имиджу.

PDF

назад